David Goliafsky (amigofriend) wrote,
David Goliafsky
amigofriend

"Мда, сегодня, похоже, уберёмся в шашлык..." - подумал Ассам Ниплошай, окидывая взглядом великолепие пятничной кухни. На столе громоздились батареи литровок марсианского скотча, кувшины масленичного эля, огромные оплетённые бутыли субатлантического кьянти, канистры гелевой водки, разноцветные пузырьки с венерианскими ликёрами и другие признаки надвигающегося веселья. Вечер пятницы на энцефалоподной станции - это святое, и если тебе выпало в этот раз принимать гостей - будь добр подготовиться.
Предвкушения Ассама прервал стук в дверь - робкий, интеллигентский, и никак не условленный. Ниплошай поднёс руку к вентилю, но, подумав, грозно крикнул: "Пароль?" - доверяй, но проверяй.

- Кургузый киргиз кукурузу сгрыз! - без запинки оттарабанил из-за двери молодой голос. "А, новенький" - улыбнулся Ассам, и отперев, с прищуром наблюдал как не проработавший на станции и месяца бывший студентик Виталий Воблаках затаскивает в каюту бегемотий окорок.
В следующие четверть часа условленный стук в дверь почти не прекращался. Каюта наполнялась бульканьем веселящих жидкостей, довольным кряканьем, звоном переработанного хрусталя, хлопками пробок, скрежетом обсидиана о копчёное мясо, шутками, прибаутками и другими звуками разгоняющейся вечеринки.

- Рыбяты! Рыбяты! - раздался из угла зычный гык. Это старожил станции Йырвен Жга брал слово. Для окончательного взятия слова потребовалось ещё с полдюжины "Рыбят", но в итоге по каюте установилась достаточная для тоста тишина.

- Я, рыбяты, что сказать хотел! Я ж хотел сказать что вот мы тут все! Собрались. И ещё соберёмся не раз. И это правильно! Потому что мы вкалываем тяжело, но мы и отдыхаем тяжело, размурзи его по эклиптике! И так и будем вкалывать и отдыхать, пока... пока не перестанем! Вот.

Концовка речи Жги почти потонула в одобрительном рыбячьем гуле, звяканьи стаканов, стуке кружек и звоне рюмок. Станция надиралась.
Тут в дверь постучали невероятно громким, гулким и яростным условным стуком, и даже из-за десяти сантиметров нержавеющей стали в каюту проник истошный вопль "Битюг!!!" Бросились открывать. В каюту ввалился обычно бравый прораб Вован Колянович Штукабаксов с десятилитровой бутылью в каждой руке и выражением ужаса смешанного с изумлением на лице.

- Битюг скапустился! - громогласным шёпотом провозгласил Штукабаксов, и попытался упасть лицом во что-нибудь подходящее. Но ему, конечно, не дали. Несколько человек тащили оцепеневшего прораба к ближайшей лавке, кто-то уже спешил на место происшествия с полным дуршлагом викторианскогого пунша, кто-то готовился похлопать беднягу по спине доской для разделки туш, кто-то просто старался не мешать...

- Битюг скапустился, битюг скапустился... - очумело повторял Вован Колянович в перерывах между объёмистыми глотками. Но в итоге затих, подсдулся и стал отсвечивать настолько мало, насколько позволяла его солидная конституция.

Из красного угла раздались тягучие звуки религиозного пения. Это правоверные Марк Рувимович Загашник, Фройдо Гэндальфович Саруман и другие затянули "Идёт по крыше мавр-раввин". Руководил мини-хором Яша Авгурвиц, работавший когда-то с командой самого местечкового гуру межконтинентального значения Наума Артифишмана, и слыхавший и не такое.
Братва сперва заслушалась, но после первых двух куплетов Мыкола Вакулович Хорошенько хряснул кулаком по столу и возопил: "Да хватит тут хаванаглеть, давайте нашу!" Правоверные как ни в чём не бывало дотянули гимн, и только после этого Яша дал отмашку остальным станционным.
Тут уж никто не стал стесняться, и все как один грянули "Повредили корневище". Пели долго, медленно, некоторые со слезами на глазах. А там и дальше понеслось. На удвоенной скорости оторали разухабистую "И только Ых, Ых да Пых Пых, чинарём", потом самые талантливые раблезианским многоголосьем срубили "Шершень мой несмелый", Ассам с Хорошенько дуэтом разыграли "Ась, Вась?", итд, итп...

Расползались под утро помятые, слюнявые, красноглазые, взъерошеные, потрёпаные, но довольные. Потому что Вселенная - это вам не прогулка в парке аттракционов, она полна безвоздушного пространства, чёрных дыр, метеоритов и комет, всегда в ней будут взрываться сверхновые и разрываться сверхстарые, гаснуть гиганты и тухнуть карлики, но никто никогда, слышите, никогда не посмеет отнять у хомо сапиенса маленьких радостей жизни.
Tags: Случайные LJ-мысли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments