David Goliafsky (amigofriend) wrote,
David Goliafsky
amigofriend

Настала пора левинистской подборьки


Скачет босний герцеговин по нейтральной полосе,
Лупит пятками, шестками по бетонному ковру.
Он желает как немногий, получается как все.
Видно, все его дороги не пришлися ко двору.

Он кастетов-пистолетов, фиолетов, волосат,
Реостат, кастрат, неровен, хорохорист, модернист
И по всей своей наруже поперечно-полосат.
О, ему бывает хуже в эти горестные дни!

Где заИрами кинСаши не гоняются уже,
Где шныряют носом роги, мелким холодом дрожа,
Он один в своем парадном чесучёвом неглиже,
Он один в своей парадной на ступеньках этажа.

Он не спит - цами мелькает словно белка в колесе,
Он не Пабле и не Руде предпочтенье отдает,
Он выходит в первозданной доморощенной красе
На блестящий александрый невский сумеречный лед.

В дерзком приступе бухарства, в мерзком принципе притом,
Он бросается на жертву, потрошит и holyshit,
Kоронованный на царство вместе с цирком-шапитом
Kак пегаснущий прожектор над потёмками души.

Размахнись нога ступенью, раззудись рука плечом,
Kруче молотца и серпца не бывало на Руси!
Со своей дорожной сумкой и заплечным кирпичом
Он от доброго от сердца дорогой нагой еси.

Kак пугливые газели разбежались все вокруг.
Раньше девушки глазели - не осталось ни одной...
Скачет босний герцеговин, он не складывает рук!
Вот такой он полосатый, поперечный, заводной.


Пой, Рататуй !

Пой, Рататуй, в печатление сумчатой сумрачной нощи
Крупнозернисто щитай допятнадцати серых пятнашек
Нам ли не дерзостно млеть, отмотива к мотиву мотая
Скорпной главой в абрамленьи винцов матернисто канючих

Наш брамбовоз на запасной путине крыла растопырил
Вехи уставил в творожную нощь за окном иждивелым
Колья воткнул себе в груздь, мухоморческой мухой объятый,
Пеклом посыпал пришибый закрылок в доске неизбывной

Эй, Баргузингер, пшемысливай валкое шаткое Шанго,
Шапколомательный крендель стонгажно веди на позадку
Рви свой мотор в роковых перерывах на мелкие крючья
Газообразно грози угрызением грязного глазго

Время носить генацваленки, штюбу и шапку-видимку
Время всучить свои зудьбы в корявые руци Прогресса
Время вперед свою дрянь, отзорвитесь, пустые канистры
Пусть этот МИГ никогда не достигнет причины причала

Все это было бы швах, если б не было всячески хуже
Все это было уже, вспоминай, наворачивай мозгом
Все это - мелкий проспудный рефлекс, несморенье желудка,
Месть угрофина с графиней за титульный лис своих бредков


Мандрагора (мантра Гора, полунощное)

Полундра! -
Вскричал Рабиндра-
нат Тагор.
Но тундра...
Но тундра, да Индра,
И тьма спустилась с гор.

Кассандра,
Не пой про Сандро
И про Чегем!
Досадно -
Из палисандра
Из палисандра теперь массандра
И прочий game.

Торпедро!
И в дождь и в вёдро
Торчит бедро.
Мигель Сервантес
Де Сааведра
Де Сааведра себе от ветра
В шляпу
Воткнул перо.

Премудро-
Сть оставь на утро,
Прибереги.
Лахудра,
Одна лахудра, и та - лишь пудра
Да две ноги.

Но бодро
На стан ободра-
Нный натянув,
На бёдра,
На бёдра так, что видна лишь морда
Камзол в длину.

Он Федра,
Платона кадра,
Оставил след в траве.
И выдра,
И выдрав клок, он в самые недра
Ушёл навек.


Баллада о кудрявом керогазе (Бёрнс, бэйби, бёрнс)

Когда луна откроет глаз
И взвоет на луну
Спешит кудрявый керогаз
К большому валуну

Он эльфу звонкую возьмёт
С двойным брадатым гном
И глушит вересковый мёд
Литровым стаканОм

Летят сильфиды на огонь
И жгут свои крыла
А керогаз берёт гармонь
И поп и все дела

Он гимны прежние поёт
Расправив баритон
Не отступая ни на йот-
У от, блюдя канон

Шныряют хоббиты в траве
Щебечет эльфов рой
И гоблин потайную дверь
Обходит стороной

Из-под полусомкнутых век
Блистает глаз нагой
И золотой приходит век
Серебряной ногой

Плещат русалки в озерце
Хлебают тёплый грог
Из-за арыков и цирцей
Бредёт единорог

Кентавры прядают башкой
Да удила грызут
И орка с порванной кишкой
Везут на правый суд

И страж бросает арбалет
И прыщут караси
Как будто нету на земле
Противных тёмных сил

А керогаз всё глушит мёд
Да на дуде свистит
И краткий гном его поймёт
И хмурый тролль простит


Вивляфранс

Однажды Шарик с Муркой
Отправились в Париж -
Похвастать новой шкуркой,
Обнюхать всё внутри.

Бродили до упада
Сидели по кафе
Видали всё что надо:
Сначала турдэффель

Потом, конечно, лувр
Затем дорсей-вокзал
Где мурке пёс артнуво
Тихонько показал

Потом мотались в пене
По паркам и садам...
Собакою на Сене
Свернулся нотрдам,

По сторонам вальяжно
Мелькали как в бреду
И башни сентэсташа
И трубы помпиду

Светило солнце ясно
Турист толпою пёр
Глядел на них с парнаса
Белёсый сакрекёр

А прямо у понтнёфа
Где все гулять хотят
Смотреть им было клёво
Щеночков и котят

Ночами мало спали
В отель являлись к трём
Шамзелизе гуляли
Видали ляркдётрёмф

Крутились в мулинруже
Где мельницы огни,
Пока не стало хуже
Наперебой они

Твердили неустанно
Забыв про все дела:
"Эх, я бы здесь остался!
Ох, я бы здесь жила!

Пусть лондоны и римы
Кукуют вдалеке.
Да жаль, не говорим мы
На здешнем языке..."

Потом в кафе уселись
Спросили там дю кир
От кира раскраснелись
Как прямо индюки

И ветер сквозь окошко
Им дух весны принёс.
- Ля мур, - сказала кошка.
- Ле гав, - ответил пёс.


***
Стоит на тротуаре урна -
ударна, недурна, гламурна,
всё рвётся ввысь, как Аннапурна,
звенит порою как зурна,
порою же ревёт бравурно
в мажоре марша иль ноктюрна;
как балерины на котурнах
её приятен контур, на
бортах ея - печать Сатурна,
амбрэ благоухает бурно...
но внутрь взгляни - и станет дурно:
вся, дура, мусора полна.


***
Покрылись поля клеточки
Соломой и жнивьём.
Сидит комбайн на веточке
С самим собой вдвоём.

С базукой бродят пахари
По глыбким бороздам,
Ну а комбайн как pájaro
Маячит из гнезда.

Повсюду разливается
Небесный купорос,
Комбайн же не сдавается,
Как Дедушка Мороз!

Он пёрышки волшебные
Расправивши, шерстит,
И песни задушевные
Безудержно свистит.

На ветке не катается -
Сидьмя сидит комбайн,
Видать назвать пытается
Себя он Гантенбайн.

Вы услыхали, деточки,
Рассказ из жизни птиц.
Сидит комбайн на веточке,
Но скоро улетит-с.


Пора лытдыбра.

Пора лытдыбра. Дремлют капибары
Как прямо выдры в ряд у кафе-бара.
А рядом, бодры, и раздувши жабры,
Свои скейтборды драят канделябры.
Да как жирафы гордо и манерно
Гарцуют афро-мерикано-негры.
Расправив рёбра в предвкушеньи брака,
Урча недобро, парень рвёт рубаха.
И на поребрик розовые крабы
Прут равномерно мёртвый труп прораба.
Рентуя гроб, под грохот барабана,
Про-хлопкороб срывает бра с барана.
В бору гремит гитары перебор, a
Три до-ре-ми урчит Зураб с забора.
Отринув воблу, бросив в воду рака,
Сжирает кобру Осип. Во дурак, а?
А тренер, pro которому обрыдли,
Зря трёт боксёра розовые брыли.
В смоле и перьях паче бюрократа,
Врубает передачи карбюратор
И, спрыснут крупно кислотою борной,
Разит преступно из дверей уборной.
Абрам, всегда, брат, тут такая драма -
Абракадабра и Баракобама.


***
Я выхожу на берег неверморя
С неверморковкой в трепетной руке
И неверморду корча поневоле
Неверморгаю оком чёрти с кем.

Стоят трескучие неверморозы
Невермормон укутался в меха
И, неверморщась, принимают позы
Невермордвин и Невермордехай.

Ногой неверморзянку отбивая
И клюквенный глотая неверморс,
Я сквозь невермороку понимаю:
Прибор неверморжовый - не вопрос!

Пусть мелкий дождик неверморосит на
Дубов неверморёные дрова...
Фата-неверморгана - паразитка.
(Невермораль сей басни такова)


Formica Roof

Как я боюсь поцеловать клопа,
Когда в предутренних лучах заката
Он чешет вдаль! Вокруг кишит толпа,
И мостовая горбится, поката,
Да три-четыре дюжих адвоката
Спешат его поставить на попа.

Так энтомологична страсть моя,
А пасть его так страшно неприлична,
Что про дриад забыв и про наяд,
Я срочно погружаюсь в ад. Логично:
Ведь по бокам дороги апатично
Кузнечики с приборами стоят.

Трещат закрылки в воздухе густом,
Монументально рукоплещут жвалы,
Хитин блестит. Сгибаясь под крестом,
Паук гарцует с ношей небывалой -
И стол, и дом в избытке, до отвала
Готовит он под каждым ей кустом.

Но не прервать связующую сеть -
Она дрожит вокруг, сети подобна.
Нам, смертным, надлежит её терпеть
Как неизбежный Рок, как место лобно.
Ну, если в двух словах. Теперь подробно:
Так было вечно, и пребудет впредь.


Фенимор купер, а я ещё нет (Левинистская кричалка)

он не всякий, не любой,
он большой и зверобой!
ратной славою покрыт,
деловит и следопыт!
крепкорук и домоткан,
чингачгук и могикан!
мордой красен, шапкой сер
делавар и пионер!
бродит, землю меряя,
думая и прерия!
он прославлен много раз,
мудр и соколиноглаз!
яснолиц и волоок,
смел и кожаныйчулок!
брат, индейцами любим,
крут и длинныйкарабин!

траппер Натти Бампо
лучше Форест Гампа!
круче Дональд Трампа
траппер Натти Бампо!!!


39

душа моя чиста
печаль моя конкретна
слегка седа брада
назад за край листа
легко и незаметно
идут вполовь года

они стезёй своей
тихонько кородутся
незримы и легки
и на полоку дней
послушно колодутся
мнавением руки

уж влас не очень густ
не всё уж может тело
бородит не спеша
но как я ни брегусь
за бологое дело
ещё болит душа

её болезный впрос
в поровду проникает
так не трапясь не вдруг
и там уже всерьёз
беспечно замыкает
сансары прачный круг

и вот земную жизнь
проидя до плавины
сижу себе как краль
к диавлу рубежи
мечты мои невинны
и ничего не жаль


***
ваша дама бита
ваша альфа бета
ваша дольче вита
ваши дольше лета

чем предвидел доктор
чем пионов завтрак
чем поможет бог-то
чем берлену завтра

мы ответим дружно
мы отвертим нежно
мы от пети ужин-с
мы лом влезем в бездну

там вода бушует
там года проходят
там ада пирует
там бурин заводит

песню дум и вспышек
песню будулая
песню ту услышав
пес не спит и лает


***
турецкие бани
чикагские бойни
о ху яобане
замолвите двойню

о крике о бене
абреке обаме
о креке о дреке
чикагские бани

о бремени рима
о темени мэра
о бренности мира
о милости мема

замолвите виру
замолвите майну
за кислую мину
за феню и маню

за сайру и мойру
за первую смену
за беню и моню
за меру
за веру


***
твердо знаем не сразу строится
вся столица
но теперь уж воздастся сторицей
кустурицей

заклинанья как раки пятятся
нараспев а
после дождичка станет пятница
параскева

не стесняйся осадок стариться
дуй пассатом
ведь такою жизнь и останется
полосатой


***
мы сильные духом
мы вольные махом
мы винные пухом
мы струнные бахом

мы чудные мигом
волшебные магом
карманные фигом
и стройные шагом

мы гладкие мехом
мы древние мохом
мы полные грехом
мы верные богом

живём как под игом
под времени бегом
мы птичьей любви гам
над утренним брегом


***
сарданапал
на палочке верхом
напал
на сару палин
с ней был брутален
и попал
как палыч кувырком
от сары драпал


***
чук норрис
гек виллис
чудно здесь
резвились

с афёрой
с апломбом
сапёром
соплом бля

в парадном
в исподнем
по рангам
вес поднят

и пусто
и баста
искусство
им база


***
к ородруину
фродо бежит изменившимся лицом
срама не иму
и дело с кольцом

тут ребята я
гори гори поттера вижу блеск очка
глубоко запрятана пятая
волшебная полочка

моё призвание -
взамен пруду нести графине gun
спасибо за поминание
финнеган


Дедаллсон Икарлсон

Дедаллсон Икарлсон порхают в полуденном небе
в том месте где в Землю вперилась небесная домна
и жаркие протуберанцы на Солнце на Фебе
сверкают над ними огням олимпийским подобны

Дедаллсон Икарлсон всё знают про руль и про пеллер
хотели плевать на подлунные Шиты и Криты
они ли они ли бединую песню пропели
не тем ли не этим одним навсегда знамениты

Дедаллсон Икарлсон о взрослых не думают вроде
попробуй взлети когда к крыльям привязаны гири
но всем Малышам неизменно на помощь приходят
и младшая Эдда и старшая Да и другие

Дедаллсон Икарлсон Ихармсон Истурлусон Снорри
и всякие разные двасные мелкие боги
тихонько над миром парят в непрерывном дозоре
крылами маша навострив свои руки и ноги

и в небе своём ни падений они не допустят
ни блюда природе противного ангел на гриле
Дедаллсон Икарлсон невидимы взрослым и пусть их
пока они смотрят Малыш не сожжёт себе крылья


***
Над покрытой лесами мохнатой Землёй
Карбюратор небрежный порхает -
То вдруг камнем падёт, прерывая полёт,
То опять высоту набирает.

Горделив и ужасен размах его крыл
Клюв его заострён и отточен.
Мир он тенью покрыл в пароксизмах игры,
И сияют разверстые очи.

В синем море, вздымая крутую волну,
Проплывает блестящий Экватор
То глотая блесну, то ныряя ко дну,
Вносит в водную жизнь адекват он.

Мощно бьёт по воде его ядерный хвост.
Загребая галлоны планктона,
Лязжут зубы его-с. С ними в рот (или в нос)
Попадают планктона галлоны.

Под корою земною ползущий Забор
Сверлит мордой кротовые норы.
Даже встретив затор, отправляет за борт
Минералов размолотых горы.

Ах, крепка и завидна его чешуя,
Перистальтика дюже богата!
И, породы жуя, чистотой обуян,
Гложет он малахит и агаты.

По великим просторам лесов и степей
Драндулет ковыляет громадный,
Толстой жопой своей собирая репей
И когтями давя адаманты.

Его шкура крепчайшего меха полна
Что таит в себе разные вещи,
И, такая одна, золотая слюна
Из забрала открытого хлещет.

О Природа! Ты тайн небывалых хранишь
И чудес бесконечные тыщи.
Всяк полуденный стриж, всяка мелкая мышь
Со Творенья в полях твоих рыщут.

Мы ж в восторге стоим, прозревая Ответ
В начертаньях божественной кальки:
Карбюратор, Экватор, Забор, Драндулет -
Все вы Божьего плана детальки.


***
стакан-лимон адам кадмон come on держи карман пошире
царь соломон дюрвиль-дюмон пришёл омон и всех пришили
тарам-парам курбан-байрам абрам ты зря не слушал сару
все в инстаграм банзай ура но пасаран мои гусары

шато латур культур-мультур амур с небес крылами машет
но haute couture под хвост коту им козлотур милей и краше
хайсан-хопсан орёл-сапсан хасан не дед нам и не бабка
включай-ка сам мангал-казан чтоб по усам тепло и сладко

могу копать диван-кровать плевать на оба ваших дома
что нам терять за пятью пять идут играть труба и домра
скрипеть-терпеть и кнут и плеть и впредь ведь было бы досадно
звучать звенеть струна и медь а если петь то уж осанну


***
в хорошем смысле с мыслями о лучшем
гаврошем кислым свистнув до получки
у друга денег для чего неясно
как неврастеник кочевой бурятский
бреду тропою девственной заросшей
в ряду по полю в месте не гаврошьем

моя стезя весь путь один подпёртый
бояр тузя здесь проходил царь пётр
влача царь-пушку за собой на плуге
моча катушку зассаной подпруги
но вы подруги не судите строго
на выход в руки посадите строчку

пускай растёт не требуя вниманья
по старости не обуял ни мань я
ни кать ни петь неистовым порывом
но как не петь на истре под обрывом
с чего ж не жить в магнитном этом поле
его межи невиданною волей


очередной любовной лирики

как-то жизнь без Вас совсем опустела
не исполнить одному опус тела
тонус вовсе никуда не тираньте
ну а модус - тот вообще операнди

вот такой душа моя вышел казус
нет мне жизни ни фига ну ни разу-с
есть ли фактор тут какой? только резус
но на стенку я реальную лезу-с

базис вышел из под ног всё кренится
в анус в минус без нуля единица
бултыхаюсь я нелепо не бяше
без авроры бореалис без Вашей

возвращайтесь поскорей Вы мой эрос
ну а танатос пошлём прямо к херу-с
ведь и жить не так осталось уж много-с
не губите Вы меня право логос


***
за далью даль за взялью взяль
за можноль полная нельзяль
за чуком гек за геком том
и с гекатомбою притом
за годом год за бродом брод
в огне во мне наоборот
за пядью пядь за пятью пять
а после снова всё опять
за бором бор за пором пор
за каждым выстрелом упор
за прадой прайд за прудой пруд
за правым делом левый труд
и прёт за сидором коза
и рвёт зарница за глаза
и дольше гека длится чук
и я лечу


***
пополю усейном травой и цветами беспечный врастеник идёт
в гармоньи с растеньями с фагоцитами пронырливый как идиот
во транше во тлутше вовне и снаруже с норовкою на бороде
но с речию мальчика и даже мужа прекрасный как все agnus dei
занять его можно под ряд под проценты биндюжники разно бложат
не знают однако они что по центу прицельно попала вожжа
по центнеру с гака и с гаком понеже по самой по малой нужде
снимают сминают и ненависть нежить поджато бежит кто куде
ведь он уже здесь не взирая бандуры ведь он же прилежно одет
и днесь на все весь раструбят трубадуры что лучше врастеник чем нет


***
О, когнитивный ананас!
Ты - фрукт особенного рода.
Тебя придумала Природа
По роду действия. Угас
Светильник разума. Народы
В огне бредут, не зная брода,
Стыдясь своих народных масс.
Ну что ж, в семье не без урода,
Они не вымерли как класс -
Нагородили огородов,
Упрям и строен их карасс.
Итак, давайте без прикрас
Начнём смотреть судьбе в мурло, да.
Вот грохнет по броне фугас,
И запах сероводорода
В последний путь проводит нас.


***
щекотангенс угловатый каскадёр иных миров
возмутитель мисо супов и мочалок проводник
вставши в очередь за ватой воровато на зеро
изгаляется подсудно над видением одним

там где бродят извиваясь извиняясь за проезд
перекосинус бравурный апельсинус заводной
щекотангенс низкий в анус собирается пролезть
чтобы мерзко чтобы дурно и противно заодно

то он литерой буквальной оперируя перо
всю просодию просадит в логосистом казино
то вдруг ночью карнавальной средь орфических пиров
караулит в зоосаде афористый как зенон

ну а нам таким запойным и пожизненным зело
чиста экзистенциальным как и в прошлые разы
остаётся только полька только бабочки крыло
только вера только майна да иззоповый язык


***
народ-утконосец восстань с плавников
зернистой икрою планету покрой
вечерней порою под чёрной дырой
ты в этом вопросе всегда был таков
пускай без портков но герой

планета устала без цели стоять
в бездушном пространстве эоны влача
по воле засранцев в руках палача
без хлеба и сала сама не своя
волнуясь боясь и крича

но зримо и грубо на счастье земле
грядёт понимаешь иная пора
ехидне внимая под грохот утра
гляди как по трубам в дыму и во мгле
зернистая хлещет икра


***
бензопилот ужасно страшный летит в нощи на кровопой
ревёт жужжыт над чорной башней над зачарованной толпой
торчат отточеные клычья когтисты лапья мясо рвут
в зените грозного величья бензопилот уж тут как тут

как прилетит как всех отклячит как выпьит кровушку до дна
всех теплокровных и горячих с бензопилота ждёт хана
не будет никому пошчады не скрыца от него никак
бензопилот ищадье ада за костяком грызёт костяк

ему всё мала мала мала ему пабольшы подавай
в нощи ужастней пастьпорвала бензопилот что твой бабай
он хлещет кроф за банкой банку плоть набивает за щеку
а утром встанет спозаранку и на работу по звонку


***
когда просрав последний ум
мы молча выйдем из клозета
в окно ворвётся белый шум
но не спасёт и это

янтарь поднимется в зенит
грибным дождём прольются звёзды
и лев ягнёнка извинит
что тоже будет поздно

пройдя невнятною толпой
сквозь строй нахмурившихся вязов
мы под сирен прекрасных вой
преобразимся разом

и без надежды услыхать
как плачут боги и богини
мы будем внемля петухам
стоять уже другие

и осознав что времена
опять стремглав несутся к устью
безукоризненно пьяна
природа крякнет с грустью

пастух изменится в лице
залает белая ворона
и муха грозная цеце
в своё нас примет лоно


упражнение на курощение

куробута куродета куропадка на съестное
курвощипная кургузка подковала мне коня
ну а после накурилась навалилась на мясное
раскурочила мясное честь свою не уроня

прибежали куродёры угрожая куроганом
дело пахнет куросином поломался курогаз
этот способ куролесить что куриная нога нам
куродета куробута тем же тапком в пятый раз

куропийцы куроейцы куроворы на латыни
первый курень на деревне на курорте же второй
пусть куротор и куратор куротисты ну а ты не
куротист и бог бы с ними прокурор не за горой

не гонкуры не курманы и не курты воннегуты
мы простые куросавы нам осталось лишь одно
не забыть что куросыты куродеты куробуты
лишь зелёная курета только шкурное руно


***
Укуситель снисходит на эту планету
навострив зубари наточив клыкозябры
криптожир на исходе он голоден к лету
а внизу посмотри курвопатки озябли

да и зяблики тоже не то чтобы очень
знай фурычат налево и тычат направо
их опрятные рожи зияют из вотчин
из посконного хлева сквозь хилые травы

Укусителя просят приди Укуситель
укусилу свою покажи без остатка
не оглянешься осень в обшарпаном сите
но осанну поют же и делают ставки

и куда ж нам податься таким непонятным
откровенно беззубым вегетарианским
без балды без градаций без мзды на попятный
безвозмездно безумным в пропорции адской

где же наш Вопроситель Пракситель Спаситель
наш Смеситель в пропорции плоти и духа
наш Букетоноситель Газонокоситель
Разъяснитель всех опций Гаситель всех слухов


Это дело я люблю (всё на свете)

сексопила пилила
сексапила
не ела не пила
но распилила
сопела пела спелая была
плела корнфлексы из сопла и выла
пилатес с кексом залпом полила
и ксероксом копировала мило
но распилила та сексопила
того блин ёлы палы сексапила
совсем без пива
да вот это сила
ну блин дела


***
отщепенис стоит на речном берегу
и качается музыке в такт
где-то в мире копейки рубли берегут
а ему нефигово и так

где-то в шахте рабочий вгоняет кайло
и угля выдаёт на-гора
отщепенис же вроде ростральных колонн
у реки норовит загорать

над пробиркой учёный склонился всю ночь
синтезируя важный продукт
а наглец отщепенис качаться не прочь
стоя на берегу как в бреду

в круглом офисе всех президит президент
не шутя управляя страной
ну а там у реки каждый час цельный день
шебуршит отщепенис вставной

проплывают секунды минуты бегут
и за годом сплавляется год
а надежда одна - на другом берегу
отщепениса кто-нибудь ждёт


если кончится вобла

тучи носятся в небе черны воет чудище обло
вот такое нас ждёт пацаны если кончится вобла
захлебнёмся уж точно тогда в прегрешеньях и блуде
будут горе одно и беда ну а воблы не будет

жирной гипотенузой давясь извивается катет
всех поглотят разруха и грязь коли воблы не хватит
ну представьте как в мрачной толпе урки косятся криво
и без воблы не нужное пенится скисшее пиво

вот поэтому знать не дурак воблу прячу в мошне я
на безрыбьи отыщется рак но безвоблье страшнее
лучше воздух пустой колебать в неуютном бараке
чем простите меня прозябать без хотя бы тараньки

так что нынче обвоблены впрок ходим мы молодцами
побеждает та вобла порок что сушилась отцами
духом крепнем в пиру и в труде смотрим весело в оба
дольше века кончается день
не кончается вобла


***
модус операнди с модусом вивенди
сидя на веранде распивали бренди
распевали песни расцветали груши
надо ж хоть ты тресни много Богу в уши

пили целый день-де в этом варианте
с модусом вивенди модус операнди
бренди без закуски песни акапелло
громко и по-русски вздрогнув не по первой

модусы пируют модусы горланят
сладко на миру им дружно быть орлами
прочь тоска и бредни вам цена копейка
наливай вивенди операнди спой-ка

это ж божья милость это ж ритм и мелос
чтобы бренди пилось чтобы песня пелась
чтоб вертелся глобус ибо видит Боже
операнди модус и вивенди тоже


***
бетонопомогалка по улице визжит
нахохлена как галка длинна как вечный жид
в глазах коловращенье в ушах озёрный чад
четыре помещенья внутри неё бренчат

в одном бетон зелёный спокойствия венец
в другом покрытый плёнкой солёный огурец
в траве сидит кузнечик а на траве дрова
распахнутых сердечек кивает голова

потом бетон небесный небесно-голубой
любовью неизвестной вершит за правду бой
без жертв без разрушений без тени без балды
течёт бетон душевный в сплетенья бороды

и наконец умелый как сущность бытия
бетон кристально-белый бурлит себя пия
мальстрём житейской силы круговорот добра
кипит что мерин сивый вселенной в рот набрав

вокруг сплетенье молний но плюнув на рога
гудёт музыки полный бетонопомогам
визжат четыре сердца раскинув интервал
стопою малых терций корабль ведя на бал

не шатко и не валко струя нектар и мёд
бетонопомогалка стремит себя вперёд
пока ей так пригоже по улице визжать
добру ничто не сможет бетонопомешать
Tags: подборька
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments