?

Log in

No account? Create an account
Юноша Бредный, со Вздором Гонящий

> recent entries
> calendar
> friends
> profile

Friday, March 11th, 2016
12:48a


был вечер поздний или утром ранним а мы сидели у плетня но древо ох уж это древо когда б не долг бы быть собой воспел бы я воспил бы тоже восзакусил бы и не раз однако блин о чём мы древо! оно одно ну или в группе ему неважно дело прочно когда над ним струятся листья а вспомним ясень иггдрасиль один такой опять же один он тоже роль свою сыграл ведь мёд поэзии допустим не хрен собачий и не редька но всё равно потом не слаще речь не об этом речь о том что древо ох уж это древо да повторяюсь но ведь это блин чисто с целью закрепленья корнями в почве той что зыбко под нами месится мессия вот я к чему к тому и древо к преображенью к переменам к последнему звонку

(20 comments |comment on this)

11:17a - Другие


Сидят, мокнут, пока не улетают.

(20 comments |comment on this)

12:52p
Не зря я на вчерашний прогон продрево поставил таг riff. Сегодня уже вспомнил что это там постоянно всплывающая тема, и как минимум два уже было. Приведу их здесь, а то кто ж по ссылкам нонича ходит.

древовидная структура бытия

Так говорил железный дровосек: операция на платан прошла успешно. Древовидная структура бытия всегда даст о себе знать, но если по дороге куст встаёт - особенно. Куда ни глянь - увидишь стволы, ветви, корни, суффиксы, нервные окончания. Природа плюёт семки даже в самые дальние свои углы, из семок произрастают семижды семки, и так далее до бесконечности. Вот и понятно, откуда произошли мы, семиты, энты, древние. Испокон века стоим мы, держась корней и приставок, пристав навсегда. А вокруг кишит младая поросль, заросль и недоросль. Особенно недоросль.
В те времена когда древо пошло на мировую, иерархии флоры не были ещё так ярко выражены. Как писал Платан в одном из своих диалогов, "и хвощи обнимались с папоротниками, а баобабы с рододендронами". Всё было перекати-поле, пересади-полей-садик. Царица полей. Стоя на земле одними ногами, предки наши тянулись ввысь, к неведомому. И дотягивались, дорастали кроной, в пику кроносу. Тогда никто не мешал заниматься фотосинтезом, плеваться кислородом, уничтожая всё затхлое и углекислое, жить.
А кто и сейчас помешает? Кто запретит протянуть хлорофилл к светилу, и хлопая им как крыльями, обрести силу небывалую, неведомую? Ведь одни у нас корни, одни листья, одни стволы за пазухой, одни рощи золотые отговаривающие. Все мы стоим на матери сырой земле, а чего стоим - то время покажет. И, показывая, обнажит всё ту же древовидную структуру.
Древовидную структуру бытия.

Разбазаренная древесина

Всё началось в тот день, когда Буратино обменял азбуку Морзе на билет в анатомический театр. Ветер покачивал корабельные мачты, ничто не предвещало беды. Стояла середина мая - время пить креозот, молиться Золотой Ключнице и сгорать, но не дотла. В эти уже почти летние дни проснёшься, бывает, среди ночи, и вспоминаешь что все мы когда-то были целлюлозой, лозой, логосом, но не все смогли пока что вспомнить смысл пропечатанных на нас знаков. Потом засыпаешь снова, спишь крепко как трижды очищенный древесным углём спирт до той поры как разбавит тебя очередное утро.
В то утро анатомический театр пестрел плотью. Сюжет ещё не развился, не разложился, Арлекин ещё не успел обломать Пьеро, Карабас ещё не похмелился с Дуремаром, ещё было на что уповать. Но судьба Буратино уже была предрешена. Простолюдины, полагающие что Буратино не годен ни на что другое кроме как на опилки для головы Винни-Пуха, уже катили свои тачки на базар, и точка. Полосатая как сама жизнь Девочка уже распростёрла свои голубые полосы над Полем Чудес, вспахала полосами его борозды, не оставила ничего под пар, дым и пепел. И кроме тачек простолюдинов, их колёс, котов и лис только циркулярные пилы вплетали свой вой в музыку позабытых Режиссёром сфер. Пока, папа Карло, прости и прощай...

Вот так сидишь этим проклятым майским вечером - безмолвный, бестволесный, без единой капли древности, и хочется верить что в бесконечном пространстве возможных событий, в одном из потенциальных миров, Буратино всё ещё стоит на панцире черепахи Тортилы, и показывает нам три длинных носа, три коротких носа, снова три длинных носа. Спасите наши души.

Пожалуйста.

7:35p - Вот Вторая - это вам не Другая


Хоть уже перестала сидеть на гнезде, но сейчас села - ребят от дождя прикрывать. Вон нос из-под её торчит.

Collapse )

(3 comments |comment on this)


<< previous day [calendar] next day >>
> top of page
LiveJournal.com