October 17th, 2014

bullhare

(no subject)

Тут я, видимо, должен сделать некоторое отступление. Дело в том, что я и по натуре, и по воспитанию – в семье неверующих интеллигентов, и по образованию – обучали меня на инженера-исследователя – скептик. Поэтому безоглядно верующим быть мне не дано. Я отчётливо сознаю, что и гипотеза существования Бога, и гипотеза Его несуществования равно недоказуемы теоретически и неповеряемы экспериментально. Поэтому из всех идей, связанных с гипотезой существования Бога, я однозначно и безоговорочно принимаю только одну, этическую: жить и вести себя надо так, как если бы Он есть.

Но те по пальцам считаные состояния «безвестного отсутствия», как говорят юристы, которые мне довелось испытать при возникновении нескольких стихотворений, приводят меня к пониманию того, что некоторые поэты вовсе не обязательно кокетничают, говоря, что они сами ничего не сочиняют, а лишь записывают то, что им диктует Бог, Вселенский Разум или какая-то иная высшая сила. Просто они именно так воспринимают и переживают такие состояния.

Сам я, впрочем, склонен рассматривать такие творческие эксцессы скорее как изменённые состояния сознания – сродни достаточно известным состояниям: например, медитативным, религиозно-экстатическим или вызванным воздействием психохимическими агентами (алкоголем, наркотиками, галлюциногенами) – когда то, что мы называем сознанием, уходит, отступает в тень, уступая место тому, что мы называем подсознанием.


Прекрасное интервью Владимира Яковлевича Строчкова, strochkov.