June 6th, 2011

yingie-yangie

(no subject)

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, и вянет венок.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изящный живёт одиног.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И скок его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю что он избегает избитых дорог
Где шастают звери и птицы весёлой толпой.
Он в яшмовых сумерках точит немыслимый рог
И меряет землю саванны своею стопой.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про икры зубастых миног.
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Прекрасный живёт одиног.
Алексан Сергеич держится корней

(no subject)

Однажды Александр Сергеевич Пушкин переоделся своим пращуром Ганнибалом Лектером и пошёл молчать ягнят. А навстречу ему - сэр Филип Энтони Хопкинс с девочками.
- Ганнибал-ганнибал, я тебя съем! - кричит ему Пушкин, и глазами так - у-у-у.
А сэр Филип Энтони на это ничего не сказал, только сжал Оскара покрепче в кармане плаща, и дальше пошёл.

Так и не пообедали.

P.S. Кстати, в предыдущем на эту тему были весёлые комменты.