November 30th, 2009

full legalize

Подвижник


Левой рукой Пьер Помпье макает в кофе свой утренний круассан, а правой продолжает рассеянно гладить мурлычущего Валанса. "Ну как?" - спрашивает Жюли. "Дорогая" - отвечает Пьер - "ты же прекрасно знаешь, что ты варишь самый лучший кофе в Париже. Для меня, во всяком случае". Допивает, ставит чашку на стол. Заметив, что рука освободилась, слева пристраивается Селина. В течение нескольких минут Пьер молча гладит обоих питомцев. "Пьер" - говорит Жюли - "что с тобой сегодня?" "Извини, котёнок" - отвечает Пьер - "приснилась какая-то чушь... Не бери в голову." Вздыхает. "Ладно, пора на службу". Пьер чешет за ухом сначала Валанса, потом Селину, обнимает Жюли на кажущиеся ей вечностью сорок секунд, целует её и уходит.
Некоторое время Жюли смотрит на кофейную чашку с причудливо раскинувшейся гущей. "Опять буду молиться святой Агате, чтобы сегодня не было никаких пожаров" - думает она.

Джон Трентон Бидвелл заказывает завтрак. Джон Трентон каждый раз завтракает в новом месте, но заказывает всегда одно и то же - недожареная глазунья из двух яиц, три полоски бeкона, кофе и тост с джемом. Сделав заказ, он провожает взглядом уплывающую корму официантки, и погружается в мысли о работе. Сегодня - рабочий день. Рабочих дней в жизни Джона Трентона выдаётся немного. Это не означает, что в остальное время он не занимется работой, но настоящий рабочий день - это каждый раз событие. Когда официантка возвращается с завтраком, Бидвелл, внезапно для самого себя, просит принести ещё и кусок яблочного пирога.
В этот раз работать предстоит с одним из сенаторов. Встреча должна состояться через два с половиной часа. Джон Трентон привычно перебирает в голове всё что ему известно о клиенте – всегда только то, что относится к работе, ничего личного.
Появляется яблочный пирог. Бидвелл позволяет себе съесть его неторопливо, смакуя каждый горячий кусочек. Когда пирог почти уже подходит к концу, у Джона Трентона вдруг появляется мысль: "Сделаю эту работу, и не начать ли подумывать об отставке?"
Расплатившись, и продолжая с разных сторон разглядывать эту неожиданную мысль, Бидвелл выходит из кафе и садится в свой неприметный серый Бьюик. Mашина трогается с места. В секретном отделении багажника слегка покачивается футляр винтовки с оптическим прицелом.

Роб Маунга шагает к вертолёту, улыбаясь своей широкой белозубой улыбкой. И почему бы ему не улыбаться. Один из лучших молодых альпинистов мира, специалист по льду, только что получивший работу спасателя в парке горы Кук в Новой Зеландии и уже выполнивший несколько сложных миссий - что может быть лучше? Где ещё можно раздобыть столько адреналина?
Вот и сейчас - работа как раз для Роба. Какая-то парочка, попёрлись на Протыкатель Облаков, уронили рюкзак с оборудованием, по счастью смогли дозвониться с мобильного. Кукуют под ледовым карнизом, вертолётом их не снять. Робу надо подлезть с ближайшего плато, поднести оборудование, и вывести голубков туда где их смогут подобрать. Раз плюнуть.
Роб улыбается всем своим существом - не только снаружи, но и внутри. Все горы - его! Все девчонки - его! Да что там, весь мир - его. Точно, мир - это его под завязку набитая жемчугом устрица. Встречай нового Властелина Колец, мистер Питер Джексон! Не переставая улыбаться, Роб залезает в вертолёт.

Такаши Сато курит у дверей ресторана "Кифунэ". Сейчас он войдёт туда, и у него будет серьёзный разговор со старым Мацумото. Старик запаздывает с выплатой "расходов на стирку салфеток", и оябун группировки Сумиёши послал Такаши, вакасю, младшего бригадира группировки, выразить недовольство. Докурив, Такаши Сато затаптывает окурок каблуком лакированого штиблета, наигранным движением поправляет тёмные очки, и заходит внутрь.

Послушник второго уровня Лобсанг Чу-ден сидит, скрестив ноги, в большом прохладном зале. Перед ним, на краю невысокого столика из грубого дерева, лежит белая фаянсовая плошка для риса. Лобсанг открывает глаза. Нет, за последний час плошка не сместилась ни на миллиметр.
В приткнувшемся где-то под самой крышей Гималаев тибетском монастыре Дацан Бон-по никогда не слышали греческого слова "психокинез". Умение двигать предметы силой мысли - всего лишь одно из умений, которые послушник должен продемонстрировать для перехода со второго уровня на третий.
Лобсанг закрывает глаза. На лице его отражается внутреннее напряжение.

***

Collapse )
  • Current Mood
    сказал мудрец брадатый
  • Tags