July 29th, 2009

vah

Pinus longaeva non penis canina est




Благодарность за описываемую здесь часть маршрута объявляется Сергею "Петровичу" Петрову - если бы не он, мы бы туда не догадались заехать.

Долговечная сосна - очень старая она.
До 50-х годов прошлого века самыми старыми деревьями на нашей с вами планете считались гигантские секвойи (к которым мы тоже завернули, будучи в Йосемите). Да и то - они такие Бальшие вымахали за свои три тысячи лет, что трудно представить, что кто-то их мог обскакать. Однако, в 50-х годах прошлого века выяснилось, что в вопросах долголетия размер не имеет значения. Именно в это время в так называемых Белых горах на границе Калифорнии и Невады были обнаружены совы нежные сосны долговечные - Pinus longaeva или Ancient Bristlecone Pines. Чтобы попасть в места произрастания этих удивительных деревьев, надо с 395-й дороги, которая проходит к западу от хребта Сьерр-Невада в районе городка Big Pine повернить на восток на 168ю дорогу. Через дюжину миль она выйдет на перевал с толкиеновским названием Westgard Pass, и тогда надо повернуть налево на Дорогу Белых Гор, и проехав ещё 10 миль, оказаться на месте. Что мы и сделали.

Вот оно примерно на гугльмэпс.

Пока не доломают.
В палеозойские времена на месте нынешних Белых гор было море, кишащее трилобитами, трилобайтами и другими древними единицами трилоинформации. За миллионы лет отложения останков морских животных сформировали известняковые породы, в том числе богатые карбонатом магния - доломиты, натурально белого цвета. Почва на доломитовых холмах - щелочная, и очень немногие организмы могут вообще на ней выжить. Кроме того, климат там весьма суровый, одновременно похожий на пустыню и тундру - очень сухой и прохладный зимой. При этом доломиты лучше запасают редкую влагу, и отражают солнечные лучи, не давая ей испаряться.
Это редкое сочетание почвы и климата создало уникальную среду для сосны долговечной, позволяющую ей расти в этих местах без каких-либо конкурентов. Выяснилось, что сосны эти могут жить и в гораздо более благоприятных условиях, но долго в таковых не задерживаются. А в этих вот суровейших условиях они живут тысячи лет и не жужжат. Более того, древесина их становится очень плотной, а смола густой, так что даже когда деревья умирают и падают, то они лежат на земле тысячами лет, будто "мумифицированные".
Так сосны долговечные и стоят на белых доломитовых холмах с незапамятных времён, и будут стоять, пока окончательно их не доломают.

Проклятие рода Шульманов.
Холодным летним вечером 1953 года, напевая песенку "держись, дендрохронолог, ты ветра и солца брат", Эдмунд Шульман вернулся в свой разбитый в Белых горах лагерь на предмет пообедать. С собой он принёс так называемый core sample - высверленная из дерева тонкая трубочка от коры до сердцевины, по которой можно считать годовые кольца живого дерева. Эту пробу он только что взял с одного из деревьев в обнаруженной им роще Bristlecone Pines - и намеревался "просчитать" её после трапезы.
Эдмунд Шульман был учеником основателя современной дендрохронологии Эндрю Эликотта Дугласа в университете Аризоны. С 1932 года он занимался исследованиями истории климата на континенте, кои исследования были неразрывно связаны с поиском древних деревьев. Шульман завернул в Белые Горы по дороге из Айдахо, где обнаружил с напарником дерево возрастом в 1700 лет. До него дошёл слух (обычно такие слухи не оправдывались) что в Белых горах рейнджеры поклоняются каким-то очень старым на вид деревьям, особенно одному раскидистому, которое они называют Патриархом. Патриарх был найден, и когда учёный определил его возраст, оказалось что салаге всего лишь полторы тыщи лет. Однако, Шульман сразу понял, что обнаруженный вид деревьев - мечта дендрохронолога: они гораздо меньше гигантских секвой, поэтому из них гораздо проще получать образцы, они очень чувствительны к изменениям климата, поэтому по толщине их годовых колец можно с лёгкостью восстановить климатическую историю региона, и даже умершие деревья лежат в сохранности чрезвычайно долго, тогда как секвойи, например, довольно быстро сгнивают. Поэтому Шульман решил остаться в этом удивительном месте на подольше.
Так вот, тем самым вечером 1953 год, отужинав, Шульман начал считать кольца на взятом им образце, и обнаружил, что дерево на которое он наткнулся, старше 4 тысяч лет - первый раз за историю дендрохронологии. Как написано на одной из табличек, расставленых по Discovery Trail - самая удобная тропа в парке, позволяющая быстро ознакомиться с вопросом: "imagine that late night in 1953 when Dr. Schulman kept counting, and counting, and counting..." (прямо как в рекламе батареек Energizer) - "вообразите этот поздний вечер в 1953 году, когда Доктор Шульман считал, и считал, и считал..."
Как бы то ни было, Шульман работал в этом месте ещё несколько лет, и в 57-м году обнаружил самое старое известное живое дерево, тянущее под 5000 лет.
Шульман был потрясён своим открытием, и писал об обнаруженных им деревьях следующее: "The capacity of these trees to live so fantastically long may, when we come to understand it fully, perhaps serve as a guidepost on the road to understanding of longevity in general." - "Способность этих деревьев существовать такое фантастически долгое время может, когда мы наконец врубимся в нее полностью, служить перевалочным пунктом на нашей дороге к пониманию секрета долголетия".
По результатам данных, собранных Шульманом и его коллегами, была написана статья, вышедшая в 1958 году в National Geographic и привлекшая мировое внимание к этом деревьям. К сожалению, всего за несколько месяцев до выхода статьи Эдмунд Шульман скончался от сердечного приступа в возрасте 49 лет.
Так в очередной раз сапожник остался без сапог.
Именем Шульмана названа главная роща долголетней сосны в Белых Горах, по которой и проходят две основные тропы для посетителей. Также там был выстроен visitor center, названный именем Шульмана. 4 сентября прошлого года visitor center сгорел дотла. Сейчас его перестраивают, пока заложен фундамент, стоит временный вагончик.

Вах! Methuselah!
Самое древнее дерево в роще, найденное Шульманом в 1957 году, было названо им Мафусаилом (англ. Methuselah) в честь 999-летнего библейского долгожителя. (С этого момента одна строчка из песни "Деревня-Рок", а именно "Превознося Мафусаила, в кустах носился старый хрыч" имеет для меня совершенно иной смысл.) Точное местоположение "Мафусаила" от публики тщательно скрывается (для того, понятное дело, чтобы какой-нибудь новый русский не решил пересадить старца к себе на задний дворик.)
Однако многие мёртвые деревья, лежашие в роще, существуют в этих местах гораздо дольше. Это позволило ученику Шульмана Весли Фергюсону составить непрерывную шкалу колец сосны долговечной длиной более 11 тысяч лет. С помощью этой шкалы и соответствующих деревьев Фергюсон смог "откалибровать" известный радиоуглеродный метод определения возраста остатков живых существ и внести в него поправки, изменившие историческую хронологию мест по всему земному шару.

Много ещё можно было бы рассказывать об этих удивительных местах и удивительных деревьях, но я скажу лишь, что пройтись по ним - это конкретно вштыривает! Рекомендую всем и перехожу к фотодокументам.

Collapse )

Немного ссылок:
http://sonic.net/bristlecone/home.html
http://sonic.net/bristlecone/Schulman.html
http://www.fs.fed.us/r5/inyo/recreation/bristlecone/index.shtml
http://www.fs.fed.us/r5/inyo/recreation/bristlecone/pioneers.shtml
и хорошая статья на русском:
http://panchul.com/2008/08/06/bristlecone/
bullhare

AI-я-яй


Я сегодня робота забанил,
В этом деле бан незаменим -
Раз уж не загрызть его зубами,
Надо что-то делать было с ним.

Он ходил ко мне в журнал френдиться,
Оставлял спамливые комменты.
Это никуда, блин, не годится!
Так что я дождался, блин, момента,

Подстерёг поганого тут рядом,
Где он чувствовал себя как дома,
И забанил неживого гада
По айпишнику его кривому!

А пока он отдыхал, бесчувственный,
Сетевое воплощенье блуда,
Вырвал интеллект его искусственный
И засунул в код, чтоб знал, паскуда!

Да по ключевым словам навешал,
На которые он мутно вякал...
И в итоге голый, побледневший,
Раскуроченный на байты бяка

Предо мной лежал, исчадье кала,
Пригвождён, повержен сцуко ниц,
И по естеству его стекала
Струйка из нулей и единиц.