January 28th, 2004

vah

Сиюминутное.


Зимне-каникульный приятель моего отрочества золотого Максим Израилевич Д-н так любил сказывать про своего учителя труда (почему-то во вверенной нам статистической выборке на этом поприще часто встречались всякие weird motherfuckers, вспомним хоть нашего Мая Николаевича, потом выяснилось, что он и songuitartа учил, но сейчас не об этом, так вот с максимо-израилевичевым надо было быть начеку, а то повернёшься невзначай и видишь, что в тебя киянка летит): сей Педагог имел следующее обыкновение обставлять начало очередного занятия. Когда все входили в класс и рассаживались, он уже сидел за своим столом и перед ним стояли неизменные бутылка кефира и булочка за девять копеек. Подождав, когда все рассядутся, трудовик неторопливо наливал кефира в стакан, откусывал, прожёвывал, запивал, затем обводил притихший класс грозным взором и громовым голосом вопрошал:
"Ну? Кто забыл, как начинается урок?!"

Это я к чему? А к тому, что теперь у нас укладывания проходят следующим образом: сначала уговоры спуститься вниз, затем Соня требует, чтобы её уложили в нашу кровать и мама с папой устроились по разные стороны, затем раздаётся требование "Абака!", и когда яблоко очищено, нарезано и принесено, ребенок поедает сей фрукт, запивая оный молоком и время от времени криком "Папа!" напоминает ленивому родителю, что не след отлынивать от рассказывания сказки.

Сегодня начал с гнилой телеги про то, как кот Матроскин, Дядя Фёдор и Шарик пытались организовать на даче в Простоквашино Праздник Нептуна, каковая пошла не очень. Затем, поселе одного Отче Наш Колобка, когда удалось перебазироваться в сонину комнату, задвинул длинную тему про зайку-на-кастрюле-играйку, который типа был Музыкант и всё знай барабанил на своей кастрюле, в то время как занятые заботами по добывке пропитания и вообще поддержанию порядка звери лесныя садились на измену и дико завидовали, шли ко Льву-царю-зверей жаловаться на подрыв устоев, а в итоге не выдержали и закатили на поляне такой джем-сейшн, что сами понимаете (давно так сознание не текло). И даже этого не хватило, и пришлось ещё минут десять качаться в кресле-качалке, с некоторой ностальгией вспоминая, как во времена оны хоть и приходилось вставать по 3-4 раза за ночь, но для укладывания хватало коротенькой колыбельной, навроде:

Маленький сладкий ребёнок
Ползал туда и сюда,
Ты говорила,
Что позабыла,
Где же моя борода.

Да-да,
Да-да!
Густая моя ба-а-а-рада...
Мы её сбрили,
И утопили
В самой серёдке пруда.
  • Current Mood
    трудоёмкое