February 10th, 2003

think high

Лемма


Есть многое на свете, друг Горацио,
Что и не снилось, извиняюсь, рацио.
  • Current Music
    апплодисменты, переходящие в овацио
chkalov

К вопросу о нашем человеке в гав(а)не


Вообще-то, считается, что наш человек от среды не зависит. Что там от среды, обычно говорят что он не зависит и от понедельника, даже того, который начинается в субботу. Этот вопрос, на первый взгляд простой, требует некоторых немаловажных утончений.

Возьмём, например, нашего человека в гав(а)не. Понятно, что сразу найдутся люди, которые скажут, что наш человека в гав(а)не не претерпел никаких изменений. В гав(а)не сидели, в гав(а)не сидим, и в гав(а)не будем сидеть - скажут они.
Казалось бы, против этого не поспоришь. Однако, опыт известного британского шпиона Зелёного (пароль: Кирпич, отзыв: 15), донёсшего до нас секретные сведения под видом биографии продавца пылесосов, даёт в наши руки некоторую bargaining power, как сказали бы его superiors.

Итак, каким предстаёт наш человек в гав(а)не глазам апологета нравственной и культурной стагнации? Он сидит на скамейке где-нибудь в середине Парке Сентраль, запивает сербесу водкой, глядит на снующих туда-сюда мулаток и тихо насвингивает под нос народную песню "Lo siento i adios, la Havana, mi madre", что, как объяснит вам любой уважающий себя одессит, переводится: "Прости-прощай, хабана мать!"
Вроде бы, всё непротиворечиво в этом образе - и душа, и мысли (отсутствие), и пэсня, и мотивы. Однако, любой бакалейщик из Хабана Вьехи, не говоря уже о Хосе-Рауле Белошапошникове, сразу бы определил точку дисассимиляции: правильно, водка.
Kак мы к этому пришли: стоградусные шашки на бесконечной доске - скотч, бурбон, конь, ладья, рокировка, Kапабланка.

Лирическое отступление: доктор Гассельбахер - женщина! (Всегда хотел это сказать.)
Те же. Входит капитан Безопасность. По порядку: пшеничный, шотландский, ирландский.

Возвращаясь к вопросу. В гав(а)не все родились под знаком Kуба Либры. Не в этом ли ирония: сочетание самого фиделистого в мире продукта перегонки поющего сахарного тростника с самым монополистым в мире запатентованным буржуйским напитком, плюс выжатый лайм для фиксации кислой усмешки. Дева мария, дева Мария.

Наш человек в гав(а)не, дорогие мои, пьёт Ron. Попробовали - и вправду Ron.

Почтенные люди живут вокруг,
Они все осмыслят, отмерят, взвесят,
Они утверждают, что круг - это круг,
И мое безрассудство их просто бесит.

Они твердят, что пень - это пень,
Что на небе луна, на дереве листья.
А я говорю, что ночь - это день,
И нету во мне никакой корысти.


Наш человек, бесспорно, одинаков. Но везде - по-разному.
  • Current Mood
    cubic