David Goliafsky (amigofriend) wrote,
David Goliafsky
amigofriend

  • Mood:

Сказ о Могучем Гуччи и Вонючем Версаче

иллюстрация от Мирона, жмите на ссылку!
В некотором царстве, в некотором государстве, жил-double великий богатырь Могучий Гуччи. Только поначалу никто не знал что он великий богатырь, потому как до тридцати трёх лет с утра до ноччи лежал он на печчи, жевал калаччи, кусал от диччи да в потолок плевал, а вставал только чтобы в туалет сходить. Но как исполнилось Могучему Гуччи тридцать три года, так был ему Глас Свыше:

- Слышь, Могучий Гуччи, хватит-ка тебе на печчи-то валяться! Вставай давай, да ступай туда где сирые да убогие, голые и хьюго боссые, обиженные да оскорблённые, и помогай им. Неччо штаны пролёживать, когда несправедливость в мире творится!

Могучий Гуччи в затылке почесал - вроде дело Глас Свыше говорит... Да только идти-то куда?

- Погоди, Глас, а "туда" - это где? Как я найду-то этих самых, ну которым помогать надо?

- Эх, Могучий Гуччи, всё-то тебе разжевать нужно. Ну ладно, пусть твоя печь тебе в последний раз послужит, да вывезет тебя во чисто поле. В том чистом поле пасётся Кельвин-Кляча. Сумей её оседлать - и она уж тебя куда надо донесёт, нюх у неё на это дело есть.

Могучий Гуччи долго рассусоливать не стал, помолился господу нашему Христиану Диору, сходил последний раз в туалет, окропил печь туалетной водицей, да и поехал на ней во чисто поле. Схватил Кельвин-Клячу за холку, объездил слегка, а после и оседлал.
Вот несёт его Кельвин-Кляча по полям, по лугам, по бескрайним просторам... Вдруг видит Могучий Гуччи - идёт по борозде старичок - идёт, прихрамывает, сопли по лицу размазывает, вроде как плачет. Присмотрелся Могучий Гуччи - обуви вроде нет, значит хьюго боссый, голый не то что бы голый, но и одеждой это нельзя назвать, на вид явно убогий, а вот сирый ли? Принюхался Могучий Гуччи, и сразу понял - да, точно сирый, надо помогать.

- Ты это, дедок, погодь плакать-то, расскажи в чём твоя тоска-кручина?

- Ой, добрый молодец, ты даже и не спрашивай! Потомушто коли спросишь, так я тебе сразу скажу, что мочи моей, да и всех окрестных жителей нету... Вся на анализы ушла! Беда у нас, сынок. Повадился в наши края Вонючий Версач. Пришёл, навёл марафет на всю округу, такой макияж нанёс - ни в сказке сказать ни пером описать, всё живое душит, каждый год девственницу в топ-модели забирает...

- Ты, папаня, не торопись, ты давай по порядку. Обижает он вас? Оскорбляет, нежить?!

- Ой, оскорбляет, сынок, чтоб ему не жить!

- Так, дедуля, всё понятно, ты тут не шебуршись особо, а я со всем разберусь! - с этими словами Могучий Гуччи пришпорил свою Кельвин-Клячу и поскакал в горизонт.
Скачет он, скачет, и думает: "А куда я скачу-то? Где мне Вонючего Версача искать, и как его одолеть?" Хочешь не хочешь - надо с Гласом Свыше общаться...

- Эй, Гласыч...

- Да не ори, Гуччи Кучи Мэн, всё я понял уже. Хочешь узнать, как тебе Вонючего Версача найти, да как с ним справиться? Ответ на эти вопросы найдёшь ты в волшебной Ив Рошше, а где она - это и так понятно: вон, на горизонте, прямо куда ты скачешь сломя голову. - и с этими словами Глас Свыше перестал говорить.

- Ну так бы сразу и сказал - довольно гаркнул Могучий Гуччи и подхлестнул свою Кельвин-Клячу.

В волшебной Ив Рошше Могучего Гуччи ожидал сам Гермес.

- Ну здравствуй, Могучий Гуччи, давно тебя жду!

- Прада, что ли? Ну, значит, боги на моей стороне!

- На твоей - не то слово, но делать-то тебе всё равно всё придётся самому! Значит, слушай сюда: победить Вонючего Версача никто не может. Точка. Но есть что-то, а не кто-то, что Вонючего Версача всё-таки может одолеть. Высоко в горах есть волшебный источник, и течёт из него Парфюм-вода. Она - единственная в мире жидкость, которой Вонючий Версач боится. Хочешь - не хочешь, а тебе её надо добыть. Следующий вопрос - где эти горы. Они тут рядом - во-он виднеются. Но если прямиком поскачешь, не сносить тебе... не скажу чего, потому как кочуют по долине этой дикие Булгаре, и кого поймают - враз сажают на кеннет-кол. Придётся пробираться огородами. Дальше. Думаешь, источник с парфюм-водой просто так в горах течёт? Ха! Кардена маслом: Вонючий Версач давно понял, в чём его Кащеева игла, потому вокруг источника с начала времён выстроена неприступная крепость. Называется она Шанель Гоголя. Выйти-то из неё ничего не стоит - все мы из неё вышли. А вот войти - трудное дело. Сначала надо пройти первые ворота. Пройти в них может только тот, кто разгадает секрет Виктории. Дальше идут вторые ворота. За них отвечает злая фея Доча Габана. С ней-то несложно справиться, но проблема в том, что рядом с нею всегда ошивается её бабка - Габана Мать, а вот эта уж - настоящая ведьма. Когда они вместе, с ними ничего поделать нельзя - разве что передушить.
И, наконец, третьи ворота. Их стережёт злой колдун Пакорабан. С ним нужно быть настороже. Чуть зазеваешься - выскочит, налетит, и пакорабачит на полную!
Ну вот. А коли удастся тебе пройти все ворота и войти в Шанель Гоголя, то набери Парфюм-воды сколько сможешь, выходи из Шанели, и уж дальше Вонючий Версач тебя сам найдёт. Потому как если успеет он тебя задавить до того как плеснёшь на него Парфюм-водой - тебе конец пришёл, а Версач может до следующего безбашенного богатыря властвовать без помех.

- Спасибо тебе, бог-Хермес! Ну а теперь рассказывай, как мне с воротами-то быть в Шанели Гоголя.

- Ну, Гуччи, ты уж хочешь и одеколона выпить и алкашом не прослыть! Всё-то тебе разжуй да в рот положи. Сам кумекай, как в крепость проникнуть. Да помни: на всё воля господа нашего Христиана Диора! - и с этими словами Гермес отправился дальше по божественным делам, только пятки сверкнули.

Задумчивый же Могучий Гуччи направил свою Кельвин-Клячу огородами, в объезд булгарской долины. Едет-едет, глянь - сидит на кочке паренёк, на коленях у него лягушка, и он эту лягушку стрелой от лука вроде как покалывает, да бормочет что-то. Гуччи подъехал поближе, и слова смог разобрать:

- Вика, просыпайся! Вика, проснись!

- Эй, пацан, как тебя звать-то! Ты тут часом не обижаешь кого, не оскорбляешь?

- Да ты что, добрый (надеюсь) молодец, да как я могу?! Это лягуха моя, Вика. Она специальная бразильская лягва, я её у Федьки Косого на лук свой выменял. Федька сказал, что коли её расшебуршить, то она вроде как выделяет какое-то такое специальное выделение, которое пахнет так, что аж прямо благоухает. Я вот и думал, что подарю её зазнобе своей, порадую. Да вот только хрен её расшевелишь, как оказалось - дрыхнет и дрыхнет, животная нерусская... Да, а кличут меня Иванушкой-дураком, если ты ещё не догадался.

Услышав это, прищурился Могучий Гуччи, и говорит:

- Ты это, Вань. Пока суд да дело, не желаешь ли пойти ко мне оруженосцем? Я тебе рупь в день платить буду - глядишь сможешь своей ненаглядной каких гостинцев приобресть.

- Да ты ещё спрашиваешь, богатырь! Рупь в день - он на дороге не валяется! Верой и правдой служить тебе буду.

- Ну тогда шагом марш за мной, Иван. Да, и хордовую свою прихвати с собой, авось она нам пригодится ещё.

Движутся Могучий Гуччи с Ванькой дальше. Долго ли, коротко ли, а вышли на полянку. Видят - на пеньке сидит женщина пожилых лет. Странно как-то сидит - скрючилась, сгорбилась, а глаза хоть и вперёд глядят - а вроде как внутрь себя. Могучий Гуччи спешился, обошёл вокруг женщины пару раз, в глаза попытался заглянуть - а та всё сидит, не шевелится. Могучий Гуччи в затылке почесал, и спрашивает осторожно так:

- Ты это, чего такая-то, мать?

Тут вдруг женщина как подскочит! Как вперит в Могучего Гуччи взор чёрных очей своих! Хоть святых выноси.

- Вот оно! Сбылось пророчество! Было мне нагадано, что встретится мне человек, который имя моё угадает, и предписано за ним идти хоть на край света и помочь в великом деле его. Так что распоряжайся, богатырь - я теперь с вами путешествую.

А Ванька морщится - не понимает.

- Так погоди, матушка, не разберусь я - как звать-то тебя?

- Эх ты, дурашка. Да вот как добрый молодец сказал, так меня и звать - Такая-то Мать.

Пошли они дальше все вместе, вечереть стало, разбили лагерь, костерок развели. Могучий Гуччи у костра сидит - всё смекает, как бы ему в крепость пробраться. Так задумался, что сам не заметил, как вслух сам с собой разболтался:

- Ну хорошо. С секретом, я думаю, проблем особых не будет. С бабами этими душными, глядишь как-нибудь разберёмся. А вот Пакорабан этот меня оченно беспокоит. Ну я, конечно, продержусь какое-то время, но потом надо знать как его со свету извести, нето так или иначе - пакорабачит и меня, и Ваньку, и Маманю...

И тут из колышущихся теней выходит благообразный старик с белой окладистой бородой, садится у костра, наливает себе, выпивает, крякает, оглаживает бороду, и произносит следующие слова:

- Пакорабан, говоришь... Зюскиндом пробовали?

Наливает ещё, выпивает, крякает, оглаживает бороду, поднимается, разворачивается и исчезает в колышущихся тенях. А Могучий Гуччи так и остаётся сидеть с отвисшей челюстью и следами прозрения на остальной части лица.

На следующее утро маленький отряд могучего богатыря снова двинулся в путь. Сколько дней и ночей шли они - история умалчивает. Да только пришли в итоге к горам высоким, и поднялись к первым воротам неприступной Шанели Гоголя. Высоки стоят ворота, тяжелы, грозны. Только подошёл к ним Могучий Гуччи, как скрипит из ворот ржавый голос:

- Стой, нечестивец! Ни шагу больше. Не ступит за нас нога того, кто не знает секрета Виктории!

А Могучий Гуччи назад руку протянул, и шепчет:

- Ну-ка, Ваньк, давай сюда лягуху свою, которую ты в армани носишь!

Иванушка-дурачок совсем от удивления обалдел (хоть попа зови), но послушно лягушку достал и протянул богатырю. Могучий Гуччи взял её бережно, поднёс к лицу... и вдруг как квакнет молодецки ей в ухо!
Лягушка сразу проснулась, встрепенулась, да как начнёт выделять! Клубы благоухания пошли гулять вокруг, к носу Могучего Гуччи, к носу его верных помощников, и дальше, дальше, пока не растворились в осеннем воздухе. А вместе с ними растворились и первые ворота.

Дальше, выше пошли наши герои внутрь первых ворот, и не останавливались, пока не добрались до вторых. Ещё выше стоят вторые ворота, ещё прочнее, ещё неприступнее. А с правой стороны от ворот путникам навстречу вдруг выходит Доча Габана. А с левой - Габана Мать. И всё ближе они, всё шире, всё страшнее, идут - и душат, душат, душат!

И тут вдруг Такая-то Мать грянулась оземь, да и обернулась громадной жабой. Растёт, надувается, на ведьм наваливается - и душит их в ответ! Могучий Гуччи только и успел Ваньку за руку схватить, гаркнуть "Это их женские разборки, нам тут делать нечего!", да в сторону отскочить.
Долго боролась Такая-то Мать с душными ведьмами, но в итоге передушила обоих. И как только испустили ведьмы дух, так вторые ворота и открылись.

Как завидел Могучий Гуччи вдалеке третьи ворота, так распрощался он со своими помощниками, и не слушая их уговоров, строго-настрого наказал им обратно идти, по домам. И Кельвин-Клячу отдал, чтоб донесла как ветер. А сам вперёд пошёл, потому что был он настоящий богатырь, и любил доводить дело до конца.
И вот, как упала на Могучего Гуччи тень огромных и никак неприступных третьих ворот, так потемнело кругом, раздался вой и гул, и смрадом потянуло. Летит на богатыря с неба злой колдун Пакорабан, летит, воет:

- Я лечу, ивсенлорачу,
Нина риччу, Хьюго бачу,
В дань Вонючему Версачу
Я тебя пакорабачу!

Могучий Гуччи щитом заслонился, а Пакорабан налетат, метелит, смрадом дышит, воняет так что мало кто выдержит. Раз налетел, другой, третий, и всё ближе, ближе...
И вот в тот момент, когда Пакорабан уже совсем близко, когда вонь от него невыносима, когда кажется, что сейчас уже раздавит богатыря, Могучий Гуччи вдруг резко опускаает щит, смотрит колдуну прямо в глаза и тихо, но твёрдо произносит:

- А ну, Гренуй отсюдова, нечисть поганая!

И злой колдун Пакорабан как-то сразу запах свой весь потерял, сник, скукожился, отлетел на пару метров, а там и вовсе исчез. А с ним и последние ворота куда-то подевались.

Могучий Гуччи вытер со лба пот, и пошёл вперёд, туда где играла на солнце и благоухала бьющая из источника Парфюм-вода. Набрал полную флягу, постоял немного (видимо, произнося про себя молитву господу нашему Христиану Диору), и твёрдым шагом вышел из Шанели Гоголя.

И тут же оказался Могучий Гуччи посреди широкого поля, со всех сторон которого, казалось, наступает на него Вонючий Версач. Громадный, чёрный Вонючий Версач. Брендами машет, экстратами пышет, ароматами душит, подкатывает, наваливает. Раз - и прошёлся по Могучему Гуччи снежным ланкомом с монблана, но богатырь успел подставить свой щит. Два - полетел на добра молодца острым клиником арамиса, но Гуччи его отбил. Три - оскалился на героя кензубым ягуаром, но неутомимый воин от него успел увернуться...
Долго бились Могучий Гуччи с Вонючим Версачем, и вот вроде как стал Вонючий Версач одолевать богатыря. Кажется - еле на ногах держится Могучий Гуччи. А Версач всё злее, всё вонючее, всё напористее! Вот уж совсем навис над несчастным, и тут как раз Могучий Гуччи щит свой отбросил, и руки раскинул. Издал тогда Вонючий Версач победный вой и смрад, поднялся во весь рост, расправился, раскрылся, готовясь нанести последний удар. А тогда Могучий Гуччи выхватил из-за пазухи флягу с Парфюм-водой, и плеснул ею прямо в лицо исчадью зла! Тут-то Вонючему Версачу конец и пришёл.

Вот так русский богатырь Могучий Гуччи с помощью господа нашего Христиана Диора, других богов, нескольких земноводных, нашумевшего романа и Такой-то Матери избавил мир от Вонючего Версача.


Примечание издателя.
С тех самых пор как в древних летописях был обнаружен этот небезынтересный текст, учёные до хрипоты спорят об одной вещи. Как вы уже наверное догадались, научные баталии вращаются вокруг одного основного вопроса - кто был тот благообразный белобородый старец, что передал Могучему Гуччи у костра столь необходимую богатырю информацию. По отношению к этому вопросу исследователи разбились на множество враждующих школ. Некоторые считают, что это был Марко Поло. Некоторые - что Гай Ларош Фуке. Другие - что Антонио Бандерас. Ещё одни - что Ральф Лорен. Какие-то - что Томми Хилфигер. Определённые - что специально причёсанный Сальвадор Дали. Следующие - что Хьюго, или даже его босс. Совсем чоканутые - что Жириновский. Есть даже такие, что в предположениях своих доходят до того, что позволяют себе думать, что это был господь наш Христиан Диор, что конечно же является полнейшим кощунством.
Я же лично причисляю себя к тем, кто скромно предполагает что это был сам Зюскинд.


Notes:
Копирайт иллюстрации - юзера archsilon;
Задумка появилась ещё 5 месяцев назад, во времена этого поста юзера vinah, но такие вот мы тормоза;

Планы на ближайшее будущее:
1. Продать Гуччи.
2. Переписать как "Сказ о Вонючем Гуччи и Могучем Версаче".
3. Продать Версаче.
Tags: сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →